Таисс Эринкайт
Если хватит духу, иди рядом
Оказывается, сегодня не среда...


За хлопотами и редкими, но такими желанными отлучками в Илмар Евера и не заметила, как пролетело полгода. За это время ситуация, что складывалась вокруг странных взаимоотношений Нарака и Литты почти довела летчицу до бешенства. Она уже подумывала о том, а не попросить ли Кархана, отношения с которым у Нарака вроде как наладились, изолировать любовницу от общества, или по крайней мере не подпускать ее к покалеченному учителю. Но судьба распорядилось иначе.
Неделя у ленн выдалась тяжелой что физически, что эмоционально. Когданачальство сообщило, что дает ей недельный отпуск, у Еверы не возникло вопроса, где и с кем провести это время. Они не виделись с Нараком уже больше двух недель, и последний день до отлета девушка едва ли часы не считала. Ее серебристый дракон чувствовал нетерпение своей Хозяйки, так как дорогу в Илмар они проделали на пару часов быстрее обычного.
Нарака она отыскала в кабинете. То, что по ней соскучились, Евера поняла сразу – мужчина радостно улыбнулся, впуская ее в помещение, и запер дверь на засов. Похоже, рабочий день у него только что кончился, и это невероятно тешило самолюбие ленн. В комнату Нарака они перебрались много позже. Евере уже давненько не приходилось снимать гостевые апартаменты, ведь в шкафы любовника перекочевала немалая часть ее вещей. Инициатором этого был именно Нарак, и это было едва ли не самой весомой его победой над самим собой.
Летчица как раз принимала ванну, когда в дверь кто-то принялся истерически колотить. Недовольный хозяин апартаментов, проворчав что-то нелестное о поздних визитерах, пошел открывать, а Евера поскорее выбралась из воды и накинула рубашку – разгуливать перед посторонними в неглиже в ее планы не входило.
Услышав в соседней комнате голос Литты, белокурая ленн пробормотала под нос проклятие. Состояние неги и абсолютного довольства жизнью испарилось мгновенно, и неожиданно для себя Евера поняла, что банально ревнует. По крайней мере, объяснить иначе тот факт, что ей хочется буквально испепелить рыжую нахалку, женщина не могла. А еще было чудовищно жаль Нарака, который после общения с этой девицей опять как пить дать впадет в меланхолию.
Литта пребывала в истерике. Она что-то бессвязно бормотала сквозь всхлипы и пыталась вырваться, а Нарак удерживал ее за запястья и увещевал, как маленькую. Ленн покрепче стиснула зубы, чтобы не начать орать прямо сейчас. Вряд ли мага вдохновили бы две истерички в одном помещении.
– Литта, все наладится, – принялся тихо говорить мужчина, поглаживая рыдающую девушку по волосам, когда ему удалось прижать ту к себе. – Это может быть последствием усталости, а не симптомами.
Евера могла бы просто уйти в другую комнату, чтобы не видеть, как любимый ею мужчина так бережно обнимает другую женщину, но почему-то не могла оторвать взгляда от парочки, не говоря уже о том, чтобы сделать первый шаг.
– Ой, – только и сказала Литта через некоторое время, когда смогла отлепиться от Нарака и увидела стоящую в дверном проеме ленн. – Я не вовремя, наверное, прости.
Евере хотелось сказать, что она всегда является не вовремя, но от неприкрытого хамства все же удержалась.
– Все нормально, – неожиданно произнес Нарак. – Я сейчас соберусь.
– Не надо, спасибо, – пробормотала рыжая драконолетчица, губы которой предательски дрожали, и вымелась за дверь к вящему облегчению светловолосой Хозяйки. Как оказалось, она рано обрадовалась.
– Литта, постой, – крикнул ей вслед мужчина и бросился натягивать на себя вещи, так как до этого щеголял в одних штанах.
– Далеко собрался? – убийственно спокойно поинтересовалась Евера, хотя самой ленн показалось, что ее голос звучит как змеиное шипение.
– Надо ее догнать и успокоить, а то глупостей натворит, – сосредоточенно отозвался Нарак, натягивая рубашку. Навыворот.
– Если я хоть немного понимаю женщин, то ей нужно побыть одной и поплакать, – все еще стараясь держать себя в руках, произнесла драконолетчица.
– Ты плохо ее знаешь, – Нарак выпрямился и посмотрел на собеседницу. – Я ей нужен, понимаешь?
– Нет, не понимаю! – взорвалась Евера. Полтора года копившееся раздражение наконец нашло выход, и теперь девушку было не остановить. – Ты носишься с нею, как с драконьим яйцом, а она даже не знает, что ты чувствуешь. И не поймет никогда, потому как слепа, как пещерный нетопырь! Ты можешь хоть в лепешку расшибиться, но эта девица никогда не будет любить тебя!
Она видела, как невыразительной маской застыло его лицо. Евера знала, что сделала ему больно, но промолчать уже было выше ее сил. Пусть даже Нарак понимал сказанное сейчас и сам, но гнал от себя сомнения. А вот теперь, от озвученного уже некуда было деться.
– Евера, прекрати, – как-то неуверенно произнес он, делая шаг к двери. Если б он остался на месте, может, она и смогла бы сдержаться. Но это движение вслед за Литтой, подхлестнуло блондинку.
– Прекратить поддерживать твой самообман? – зло поинтересовалась она. – Прекратить ставить тебя на ноги каждый раз после того, как эта малолетняя дура походя тебя ломает? Может, мне просто закрыть на это глаза и дождаться, пока она заставит тебя пресмыкаться? Ты и так вознес ее на пьедестал, словно она божество из седой древности.
Нарак на мгновение прикрыл глаза, а затем негромко заговорил:
– Евера, похоже, она энтроп. Ей сейчас нужна поддержка. Она была рядом, когда я пострадал.
– Ты мог умереть, а ей это не грозит, – с жесткой логикой заметила ленн. – Ты же нужен ей только в качестве временной замены. Неужели ты не понимаешь, что будь здесь Кархан, она бы не помчалась сюда, а бросилась к нему? И зная это, ты сейчас отправишься всю ночь ее утешать? Это можно сделать и утром, когда истерика пройдет. Или к тому времени прилетит ее мужчина, и она про тебя даже не вспомнит.
– Как ты можешь быть такой черствой? – поморщился Нарак. – Она же еще совсем девчонка, самой ей с таким грузом не справиться. Что же касается Кархана, то их взаимоотношения не мое дело.
– Тогда прекрати в него лезть, – зло оборвала женщина. – Я не нанималась жалеть всяких дурочек, которые признаки болезни от врожденной криворукости отличить не в силах.
– Ты просто не представляешь, через что проходят энтропы, – с упрямством, достойным лучшего применения, гнул свою линию Хозяин. Впрочем, он хотя бы перестал пятиться к двери, чтобы поскорее побежать за малолетней дрянью.
– Отлично представляю! Мой старший брат был энтропом, так что можешь мне не рассказывать, – прошипела ленн.
– Сочувствую, – Нарак притормозил, словно раздумывал, а потом тряхнул головой, как норовистая лошадка. Она знала этот его жест, означающий, что мужчина решил упереться рогами. – Может она бы и пошла к Кархану, будь он здесь, но сейчас она явилась ко мне. Это я ей был нужен. И она нужна мне.
– А я? – очень спокойно и холодно поинтересовалась Евера. Она понимала, что ставить его перед выбором нельзя, но удалось очень удачно сформулировать столь важный для нее вопрос, и теперь ленн с замиранием сердца ждала на него ответ.
– И ты тоже, – мужчина попробовал ободряюще улыбнуться, но вышло из рук вон плохо.
– Я заметила, – рыкнула блондинка, которую это «тоже» заставило напрочь растерять напускное спокойствие. – Так кому же ты хочешь помочь? Ей или себе? Думаешь, что ты станешь ее утешителем, и она по твоему примеру в тебя влюбится? Или надеешься, что она окажется энтропом, почувствует себя неполноценной, вы сравняетесь в своем мироощущении и будете вместе? Но я тебя разочарую: она погорюет, и научится с этим жить, как это сделал твой бывший риан. А ты останешься и дальше за хвост свои комплексы ловить, собственноручно созданные и выпестованные. Ты считаешь себя ущербным, трусом, неспособным даже взять ту женщину, которой ты не нужен, но которую хочешь. Переживаешь о своей внешности так, словно на ней свет клином сошелся. Не можешь смотреть в зеркало, так же, как Литта не могла смотреть на тебя. А мне всегда было все равно, это не мешало мне тебя любить, но ты этого даже не замечаешь!
Запал схлынул, Евера ощутила такую усталость, что едва ноги не подкосились – настолько тяжко оказалось выплеснуть все то, что давно копилось в душе. А вот для Нарака это стало, похоже, последней каплей.
– Какая ты наблюдательная, – жестко, едва сдерживая раздражение, произнес мужчина.
– Я могла бы и дальше молчать, но ты посчитал, что это данность. Думал, можно так откровенно предпочесть мне другую, а я бы тихонько ждала в стороночке? – устало и бесцветно поинтересовалась Евера.
– Мы поговорим об этом позже, – обожженную половину его лица свело судорогой, что значило, что он из последних сил сдерживает эмоции. Развернувшись так резко, что волосы взметнулись, Нарак выскочил за дверь, напоследок хорошенько саданув ею о косяк. Была бы на потолке штукатурка – непременно обвалилась бы.
Некоторое время Евера стояла и смотрела на закрывшуюся створку, решая, что делать дальше. Можно было бы на самом деле остаться здесь и дождаться возвращения Нарака. Вот только она не хотела знать, как долго он пробудет с Литтой: пару часов или до утра. Она не хотела сидеть и ждать, а ведь уснуть у нее не получилось бы точно. Поэтому ленн отправилась одеваться и собирать вещи. Она еще не определилась, стоит ли улететь в Вантар, но вот на счет гостевой комнаты сомнений уже не возникало. Евера не стала забирать из его шкафов все свои вещи – взяла лишь необходимое на несколько дней. Сделано это было не ради еще одной возможности сюда вернуться, а просто потому, что она не собиралась надрываться, перетаскивая весь свой гардероб по темным коридорам уже спящего города.
Расталкивать среди ночи коменданта гостевого крыла летчица все же по здравом размышлении не стала. Мужик был дельный, но злопамятный, так что наживать себе недруга в его лице, если она когда-нибудь планировала еще побывать в Илмаре, не следовало. А потому время до утра ленн скоротала в довольно неплохом кабаке в долине, попивая вино и развлекаясь тем, что бросала маленькими огненными шариками в мишень для игры в дротики. Приставать с расспросами к мрачной магессе никто не спешил.
Евера угрюмо размышляла о сложившейся ситуации, с трудом подавив желание напиться и забыться, желательно вместе с каким-то симпатичным мужчиной. Вот только это был не выход. Сейчас она себя корила, что не сдержала эмоций, но лишь потому, что это, наверняка, со стороны выглядело некрасиво. А вот открыть Нараку глаза стоило давно, может, разве что не в такой форме. Хозяева крайне редко устраивали сцены ревности, подобные той, что позволила себе ленн. В их обществе, где моногамность была скорее исключением, тем не менее, действовало негласное правило: если уж возникли постоянные отношения, которые устраивают обоих партнеров, то афишировать побочные сексуальные связи было дурным тоном. Если бы даже Нарак в ее отсутствие менял любовниц как перчатки, или с завидным постоянством затаскивал в постель всю ту же Литту, Евере было бы все равно. Но в ее присутствии называть ее «второй» и столь откровенно признаваться во влечении к другой! Подобного унижения она простить не могла. Но и что делать, кроме как устроить еще одну сцену, безобразней предыдущей, ленн не знала. Самое обидное, что чувства к Нараку никуда не делись – она любила его. Это звучало странно даже для нее самой, но факта было не изменить. И вряд ли ей удалось бы так просто вычеркнуть этого мужчину из своей жизни, ведь он уже стал для нее тем, к кому она раз за разом возвращалась.
Когда наступило утро, Евера решила не спешить сжигать мосты или вдаваться в другую крайность и мчаться мириться с возлюбленным. Первым делом стоило снять комнату, отоспаться и привести себя в порядок. Она не хотела, чтобы ее видели вот такой растрепанной и разбитой. Ни Нарак, ни кто-либо еще. И уж точно не Литта.
Зло прищурившись, Евера подумала, что раз молодой учитель не оценил ее такую, какой была с ним, то она снова станет такой, какой ее знали окружающие. А именно надменной и холодной, язвительной стервой. Сослуживцев она частенько доводила до зубовного скрежета одним своим присутствием, не говоря уж о личных беседах. А поскольку Евера занималась преимущественно внутриведомственными расследованиями, то репутация у нее была соответствующая. За это время она как раз успеет узнать, как отреагировал на ее переезд Нарак. Если молодой учитель удосужится, например, явиться в драконьи пещеры, чтобы узнать, улетела ли она – это еще даст надежду сохранить их отношения. Если же ему на самом деле будет все равно, и он не приложит даже минимальных усилий, чтобы ее отыскать, то можно будет забыть про вякающую совесть и любые душевные порывы, которые никому, в сущности, не нужны.

@темы: Хозяева драконов, книжное, креативы