12:54 

Письма на Ту Сторону

Таисс Эринкайт
Если хватит духу, иди рядом
- Для абстрактного страха необходима вера. Если ее нет, то и смысла бояться тоже нет.
- В смысле, как вера в богов?
- Да во что угодно, и в этих ребят в том числе.
- А ты не веришь?
- Неа. Я точно знаю, что они есть и что они куда сильнее меня и, возможно, вообще всего, что я могу себе вообразить. Ну и дальше что? Я допускаю, что они могут устроить, скажем, полный трындец и светопреставление в конкретно взятой области и положить при этом кучу народу, а чудом уцелевшие начнут ползать перед ними на брюхе и молить о пощаде. Нормальная реакция, не боятся и не цепляются за жизнь только психи и клиенты некромантов. Но, дери его шмырхи, я вполне могу завалиться в какую-то глухую деревеньку и устроить то же самое, благо и магии, и физических сил мне на это хватит. И, заметь, с тем же результатом. Только вот удовольствие это настолько сомнительное, что я даже и пробовать не хочу.
- Получается, что для каких-то поселян богом стать может любой, кому силы хватит?
- Ну да. Только это его не сделает высшим существом. И потом, откуда мне знать, может, те боги, которым молятся в наших храмах на самом деле такие же наемники, как и я сам?
(история, которой не суждено быть расказанной)



Здравствуй.
Такое простое слово, а уже намертво выбивает дух. Пальцы замирают над клавишами, мысли, до этого не дававшие даже дышать, теснящиеся в груди, как ком, внезапно исчезают. Такое простое слово...
Людям свойственно говорить с небом, когда поговорить с другими людьми не получается. Когда чего-то не хватает - то ли выдержки, то ли запалу, то ли сил. Но мое небо белое от снежного тумана, и в нем никто не живет, кроме глупых городских птиц. Поэтому я говорить буду с тобой. А с богами пусть говорит тот, кому есть до них дело.
Я снова болею. Ничего серьезного, глупый вирус да обилие образов в пустой и звонкой от температуры голове - своих и чужих. Смеющаяся Ишта - бестолковый ребенок по-своему великих родителей. Желчный, простуженно-злой Керейн. Чудесные, заставляющие восторженно пищать и не менее восторженно материться мужчины Solali (это такая саботажница и редиска. Вы бы подружились). Ирдан... Их много, они все мне дороги, но сегодня я расскажу тебе не о них. У них еще будет время сделать это самим, а вот у моей решимости - вряд ли.
Ты, наверное, знаешь, что у нас война. Глупая, как моя простуда, не нужная никому, кроме ублюдков, делящих власть. Когда она началась, где-то в глубине моего сознания проскользнула подлая мыслишка, за которую мне даже не стыдно - противно и хочется выцарапать ее оттуда, пусть даже вместе с мясом. Я подумала, что хорошо, что ты все это не видишь. Тебя бы понесло в самое пекло, я знаю. Но ты не дожил и не увидел, как нас пытаются втоптать в грязь - не вышло оружием, так взялись за пропаганду. Мерзко, так мерзко и противно - смотреть на умных, начитанных, образованных людей с огромными шорами на глазах. Чуть тронь - и идет поток информации, вроде местами и правдивой, но преподнесенной с таким переподвывертом, что против воли восхитишься. Но я снова сбилась, извини.
Мне невыносимо жаль, что ты не увидишь Егора. Он вот-вот родится, меленький, долгожданный комочек счастья. Чужой ребенок, сын моей любимой женщины и славного балбеса, похожего на меня куда больше, чем мои единокровные братья. Мне кажется, что в воздухе натянуты струны. Они тихо, возмущенно гудят - перетянутый металл вот-вот не выдержит. Что придет за этим - не знаю. Возможно, это просто шалят нервы, а я истеричная дурочка, в которой внезапно прорезалась скудная, чайной ложкой отмеренная способность к эмпатии. А возможно, это совершенный солипсизм моего мира наконец собрался измениться.
А еще ты бы стал ругаться и, возможно, правильно бы сделал. Я снова курю, пью кофе с дорогущим Гошкиным вискарем и рыдаю белугой, когда не видит Ван. От меня это не зависит, почему-то, это просто есть - где-то глубоко, за ребрами. Возможно, со временем станет чуть легче, хотя это вряд ли полностью пройдет хоть когда-то. Вполне возможно, что быстрее "пройду" я сама.
Но сейчас пружина в груди разжалась, а слезы я вытру и снова смогу дышать. До следующего приступа или до самого конца мая - не знаю, как пойдет. Там увидим, правда.
Есть еще одно "а еще". Та история, что должна была быть о ведьмах и оборотнях - помнишь? История, которая задумывалась еще когда ты был жив, и которая стала для меня чем-то вроде твоего памятника, маленького и незаметного, но очень важного - для меня. Мы связали ее с Букрином, твоим Букрином, где теперь уж точно есть добрый дух-страж. Надеюсь, тебе она понравилась. Как и все истории, которые должны быть рассказаны, она вот-вот закончится. Перевернется страница, потускнеют образы, в последний раз щелкнет стартером Карина - и унесется вдаль на своем железном коне. Но история должна быть бесконечной. Show must go on. А потому я начинаю новую. Сейчас - потому что знаю где-то в глубине души, что так оно и должно быть.
История эта родилась из одного-единственного разговора три года назад. Был зимний вечер, колючий от мороза и снега, но теплый - за счет приглушенного сияния огней в старом городе и включенной в машине печки. И был шутливый, ни к чему не обязывающий треп, из которого они и вышли. Те образы, что умеют жить собственной жизнью, кроить сюжет и заодно авторские мозги по своему желанию и оставаться. Где-то глубоко-глубоко, как смутные, сладкие мечты. Из разговора родилось нечто вроде не то фанфика на саму себя, не то зарисовки. А уж из нее...
В общем, это - для тебя. И для Егора, который пока еще раздумывает, хочется ли ему вылазить на мороз, или ну б его на фиг. А я пойду рассчитываться с другими долгами. Новый год скоро, самое время заплатить по всем счетам, перед кем бы они не были. Начну, пожалуй, с СИ - те люди, что приходят на него, мне по-своему дороги, хотя никого из них я и не знаю.

Подарок из нижнего мира

Если ты думаешь, что все кончено,
Никогда,
Это просто пауза, передышка
После опасности.
Если ты думаешь, что я тебя забыла,
Послушай,
Открой себя ночному ветру,
Закрой глаза и...
Sous le Vent
(оригинал Garou & Celine Dion)



Пролог

Граница сияла всеми оттенками радуги, мелодичным звоном сигнализируя, что по ту сторону непроницаемой завесы вежливо «стучатся». Судя по всему, кто-то из нижнего мира просил его пропустить. Рок и Гела переглянулись. Официального запроса Совета к ним не приходило, но мало ли… На всякий случай навесив на себя с десяток дополнительных щитов и прихватив несколько боевых амулетов, чета Снежных пошла узнавать, кого же там принесло.
Щиты не понадобились. Стоило границе приоткрыться, как сквозь сияющий полог ступила старая знакомая ведьма… простите, рийхард Шейд. В руках девушка держала две большие корзины с плетеными ручками.
– Привет, ребята! – жизнерадостно поздоровалась демоница, улыбаясь до ушей.
– Привет, – немного ошарашенно поздоровалась Гела. – Ты опять по делам?
– О, нет-нет, – рассмеялась девушка. Легко ступая по снегу, шатенка подошла к Снежным и протянула одну из корзин Року. – Держи, это всей вашей компании. Так сказать, извинения за причиненные неудобства. Там подписано, где чье, не ошибетесь, – некромант взял корзинку, в которой что-то звякнуло, а потом призывно булькнуло, и блаженно улыбнулся.
– А это, – вторую корзину Шейд протянула Снежке, – передай Кире, пожалуйста. Думаю, твой муж знает, как его найти.
Гела только кивнула. Корзинка была довольно увесистой, но не более того. Содержимое ее демоница заботливо прикрыла одеялом, еще и пару огненных заклинаний сверху наложила. Интересно, что там?
– Все, мне пора, – суховато заявила Шейд, возвращаясь к пологу границы. Потом все же улыбнулась, чуть лукаво посмотрев на чету хранителей: – Гела, поцелуй Киру за меня.
И демоница исчезла. Мерцающий купол сомкнулся за ее спиной.
– Гела, тут артефакты, – неистребимо снежное в Снежном! Рок уже засунул свой любопытный нос в свою корзину и теперь с энтузиазмом копался в ней. – Гела?
Его жена, отогнувшая плотную материю, с ужасом на лице изучала содержимое второго «гостинца». Рок быстро понял, чем вызвано такое ее состояние. В корзинке, защищенной магией огня, лежало двое полугодовалых малышей. Темноволосый мальчик сладко сопел во сне, а вот блондинистая девочка внимательно изучала незнакомых магов серо-голубыми материнскими глазищами. Придя к какому-то выводу, малышка заулыбалась и что-то залопотала на своем детском языке.
– Кира нас убьет, – только и смогла выдавить из себя Гела.


Если спали маленькие полудемонята по очереди, то вот орали хором. Получалось слажено и очень громко. Третий день Гела не высыпалась, бегая вокруг них то с бутылочкой, то с подгузником. Собственный отпрыск, будучи всего на два месяца старше двойняшек, тоже не давал ей расслабиться. Хорошо хоть Даня проникся ответственностью момента и помогал ей в силу своих возможностей. Кира, которому они с Роком позвонили в первый же день, все еще не приехал. Хорошо хоть некромант не знал истинной причины, по которой его вызвали Хранители Севера. Иначе с него сталось бы в экстренном порядке переехать куда-нибудь в другое полушарие.
Гела уже почти отчаялась, когда чудо все-таки произошло. Малыши как раз молчали. На этот раз спала девочка, а черноглазый мальчик «караулил», бдительно поглядывая по сторонам. Снежка уже по опыту знала, что если ему что-то не понравится, он тут же заорет, будя сестру, и концерт продолжится.
Когда в дверь настойчиво позвонили, и на пороге возник Кира, Гела чуть не повисла у него на шее. Некромант отряхнулся от снега, недоуменно посмотрел на повизгивающую от восторга Хранительницу и спросил:
– И что у вас такое срочное, что вы меня вызвали?
– Ты зайди, – предложил стоящий в дверях комнаты Рок, – тут такое дело…
Кира удивленно приподнял бровь, но все же вошел.
– Я, конечно, знал, что у вас прибавление в семействе, но чтобы настолько… – с улыбкой присвистнул некромант, обнаружив в комнате большую детскую кроватку, в которой мирно сопели трое малышей. – Поздравляю.
– Ты не понял, дружище. Это у тебя «настолько» прибавление. А мы умываем руки, – медовым голосом сообщил Рок, вытаскивая из кроватки своего сына и оставляя Киру наедине с проснувшимися полудемонятами.
Некромаг недоуменно хмыкнул, как раз в этот момент наклоняясь, чтобы поближе рассмотреть детишек, а потом завис, встретившись со взглядом двух пар не по-детски серьезных глаз. Двойняшки внимательно посмотрели на отца, а потом засмеялись и протянули к нему крохотные ручки. Смеялись они тоже хором.
– Шейд приходила, – счел уместным пояснить Снежный.
– Убью заразу, – потрясенно посулил Кира, беря на руки дочку.

@темы: книжное, бытие и бредни

URL
Комментарии
2014-12-03 в 23:48 

от афро-кот
Тась, привет?
Это новая сказка будет?
атмосферненько))

URL
2014-12-03 в 23:48 

от афро-кот
Тась, привет?
Это новая сказка будет?
атмосферненько))

URL
2014-12-04 в 00:01 

Повелительница Догевы
Здравствуйте, Таисс!

я не могу внятно сформулировать... то что и как вы написали заставило меня в бессилии сжать до боли зубы... а глаза щипет от невозможности сдержать слезы... я перечитала несколько раз... мне попросту перехватило дыхание


Зарисовка многообещающая!

2014-12-04 в 08:52 

Таисс Эринкайт
Если хватит духу, иди рядом
афро-кот, это пролог 3го ведовства, так что да, в каком-то смысле это сказка. Наверное, моя любимая сказка.
Повелительница Догевы, лучше на "ты". И спасибо за умение сопереживать. И сегодня нету слов, потому что все, что могла, сказала вчера.

URL
2014-12-04 в 11:55 

Повелительница Догевы
Доброго)

В каждой сказке, как говорится, доля правды. Ваши с Ольгой истории наполнены подлинными чувствами, они притягательные и захватывающие в сюжетном и эмоциональном плане, живой и свежий юмор в купе с сарказмом - великолепный коктейль, если можно так выразиться.

Насчет на "ты"... мне придется крепко постараться, и тогда, если что, просто Догева и тоже на "ты", а то как-то не комильфо будет)

2014-12-04 в 13:11 

Таисс Эринкайт
Если хватит духу, иди рядом
Мы стараемся. А герои помогают - живут собственной жизнью, лупят авторов по голове и заставляют за ними записывать. Тут ко мне один такой пришел и теперь жить спокойно не дает.
Впрочем, я второй день вообще не дружу с головой и могу пребывать в полном неадеквате и отрыве от Терры. Приросла к телефонной трубке, кофейной чашке и подозрительно быстро пустеющей сигаретной пачке. А все потому, что Олька рожать изволит, а меня в роддом не взяли ((

URL
2014-12-04 в 19:45 

Таисс Эринкайт
Если хватит духу, иди рядом
Йихааааа!!!
Егор Андреевич наконец соизволили расстаться с любимой мамой и вылезти на белый свет. :crzgirls:

URL
2014-12-04 в 20:06 

Повелительница Догевы
Доброго!

Поздравляю! :ura::sunny::gh3: Крепкого им обоим здоровья!

Потом будут звать поняньчиться! Это в больничке такой режим, в роддома редко кроме рожающих кого пускают)

Жду с нетерпением буквенно-текстового результата лупежа по голове)))

   

Магазинчик Маруши

главная