Таисс Эринкайт
Если хватит духу, иди рядом
Раннее утро. Муж, не проснувшийся, но кое-как приведенный в вертикальное положение, вяло собирается на работу. Я стою у плиты и варю кофе - мне тоже не помешает заряд бодрости.
Когда в кухню врывается ОН, я понимаю, что день пропал. Следом, стараясь привлекать поменьше внимания, протискиваются еще двое, и в просторном помещении разом становится тесно. Хорошо мужу, он их не видит - проходит насквозь, сцеживая в кулак душераздирающие зевки. А мне-то куда деваться?
- Кого ты на этот раз с собой притащил? - тяжело вздыхаю я, смиряясь с мыслью, что кофе придется варить заново. Уютная красная кружка, которую так удобно держать в ладонях, уже разделена между ними по-братски, и мне там явно не оставили.
- Мелкого ты знаешь, - Муз небрежно кивает в сторону устроившегося у окна мужчины. Тот презрительно кривит губы и демонстрирует Солану оттопыренный средний палец. Вампир (он же Муз, и он же моя непрекращающаяся головная боль) заливисто хохочет. Эти двое души друг в друге не чают - на свой собственный, извращенный манер. Тот, что смотрит сейчас невидящим взглядом в окно, в задумчивости ощипывая листья с многострадального лимона, вечно собирает на свою голову все неприятности, а Солан его потом жалеет. Громко, настырно и, почему-то, в основном по ночам стеная мне на ухо.
- А что за синий черт? - спрашиваю я, наблюдая, как исчезает в лапище незнакомца моя любимая кружка - большая, полулитровая. Он огромен, как шкаф, и красив, как эротическая фантазия переборчивой принцессы. И характер у него, судя по мелким шрамам на лице, не самый уживчивый.
- А вот этот вообще из чужой сказки.
- Но будет жить с нами? - кисло вопрошаю я. Синий черт яростно вскидывается, я нервно сглатываю и поскорее отворачиваюсь, напоминая себе, что хотеть чужих чертей - грешно, и вообще я порядочная замужняя женщина.
- Возможно, - Солан пожимает плечами. Он еще не решил, в каком качестве новый друг ему милее - как собутыльник или как новая груша для битья.
Откуда-то из гостиной бочком, как нашкодившие дети, протискиваются еще двое. Выражение лиц у них такое виноватое, что я начинаю подозревать худшее. Не иначе как уже что-то поломали, или, что еще веселее, кого-то убили.
- Явились, придурки, - умиленно улыбается Солан. - Как раз вовремя! Вам тут просили передать, что...
Вампир, проказливо ухмыляясь, выдает длинный прочувствованный монолог, блаженно скалясь на особенно забористых моментах. Я, вздыхая, сажусь за ноут и торопливо за ним записываю - знаю, что пригодится, и очень скоро. Повторять дважды Сол не любит, и я уже по опыту знаю, что проще сразу изобразить секретаршу. Ему это нравится.
Жертвы монолога молча внемлют чужой мудрости, лица у них кислые и обреченные. Знают, паршивцы, что это еще цветочки, что впереди их ждет что-то куда более нетривиально-развлекательное, чем простая взбучка от старшего. Потому и терпят - не иначе, закаляются перед испытаниями. Я не обольщаюсь на этот счет. Все равно им это не поможет.
- Ладно, смертнички, - наконец, завершает спич Солан, - кыш отседова, а то я до этого еще добрый был.
Двое понятливо исчезают, по дороге зацепив несчастный лимон. Проводив взглядом очередной упавший листик, я обреченно вздыхаю. Ребята на сегодня отмучились. Я - нет.
- Так, а теперь вот этим займемся. Пиши: его сестра...
- С каких это пор у меня есть сестра? - не выдерживает "этот" и резко оборачивается к вампиру. В темных глазах я замечаю нечто такое, что мне становится зябко. Определенно, просто с ним не будет. Ни мне, ни кому-либо другому.
- Да вот я внезапно решил, что у тебя просто обязана быть сестра, - мило улыбается мой персональный кошмар. Его собеседник матерно возражает, и между мужчинами завязывается бурная перепалка. Молчаливый синий черт смотрит на меня с нескрываемым сочувствием и идет искать в шкафчике валерьянку. Пожалуй, я начинаю в него влюбляться.
Вопли длятся долго - я успеваю спокойно допить кофе, помыть посуду и даже сходить в душ. Когда я возвращаюсь, "мелкого" уже и след простыл, а Солан улыбается так, будто только что пустил беднягу на фрикасе и уже успел сожрать.
- И о чем вы договорились? - спрашиваю я, понимая, что ответ мне в любом случае не понравится.
- Мелкий выторговал себе передышку. Так что к нему мы с тобой, детка, вернемся нескоро, - Муз гладит меня по голове, как ребенка, а мне хочется убежать куда-нибудь подальше. Но я понимаю, что не сделаю этого - слишком уж я привыкла к этой ехидной бестии, которая постоянно таскает домой баб, выпивку, а иногда и чужих мужчин. Да и просто я его люблю.
- И какая передышка?
- Две книги.
Я тихонечко, обреченно вздыхаю и уволакиваю ноут на диван. Нужно успеть хотя бы сесть поудобнее, прежде чем эта сволочь снова разразится монологом...

@темы: литературный крышеснос, книжное, как нас вставило